Дерево, посаженное при потоках вод

Мы рады представить вашему вниманию книгу Татьяны Кирилловны Никольской «Кровь без почвы» (Спб.: «Итар», 2013). Автор является кандидатом исторических наук, преподавателем Санкт-Петербургского Христианского университета, специалистом в области изучения истории протестантизма в России. А некоторые из научных работ Т. К. Никольской посвящены истории еврейства и мессианского движения.
В книгу «Кровь без почвы» тоже включена статья на эту тему. Она носит название «Евреи в русском протестантизме». В ней идёт речь о становлении еврейских мессианских общин в России, начиная с середины XIX века. В работе над этой статьёй Татьяне Кирилловне помогли, в том числе, документы Российского Государственного Исторического Архива (РГИА), сотрудником которого она была много лет. Открывая для себя интересный и сложный мир взаимоотношений евреев и христиан, читатель узнает, как в русло российского евангельского христианства влилась мессианская струя, как зарождались первые в Российской Империи общины евреев-христиан (которые впоследствии стали называть мессианскими), и как мессианский иудаизм оформился в особое служение. К счастью, новая деноминация не стала «вставным зубом» русского протестантизма. Наоборот, она взросла тем самым «деревом, посаженным при потоках вод» (Псалом 1). Важно подчеркнуть и то обстоятельство, что прихожанами и служителями в еврейских христианских общинах изначально были люди разных национальностей. Мир Божьих Откровений открыт для всех!
Кроме статей, в книге представлены две художественные исторические повести: «Кровь без почвы», давшая название сборнику, и «В местах не столь отдалённых».

Главным героем повести «Кровь без почвы» является немецкий писатель Генрих Кюн, который из богобоязненного учителя баптистской школы превратился в одного из идеологов появляющегося нацизма. Хотя это вымышленный персонаж, он имеет реального прототипа — писателя Отто Вейнингера. На примере образа Генриха хочется задаться вопросом: а должны ли верующие заниматься политикой? Ведь в Библии говорится только о том, что любая власть от Бога, но нигде не упоминается о том, что нужно стремиться к какой-либо карьере во власти. Также, несмотря на развёрнутую во времени фабулу произведения, нужно отметить относительно небольшой объём повести. При этом, в тексте присутствуют все классические сюжетные перипетии, которые должны быть в драме: любовная линия, предательство и трагический финал. Достоинство литературной манеры Никольской состоит в том, что в краткой и динамичной форме перед нами проходят сложные обстоятельства жизни людей, и для этого не обязательно сочинять большие романы.

Кроме того, автор исследует такой парадокс: не секрет, что почти все лидеры Третьего рейха воспитывались в католических или протестантских семьях, но они создали новую религию, которая фактически вернула их в состояние первобытного идолопоклонства. Массовые убийства людей в концлагерях носили характер ритуальных жертвоприношений. Нужно, чтобы никогда больше ни отдельный человек, ни целая нация не ставили себя выше Бога и других народов. Любая вера направлена только против «духов злобы поднебесной», а не против крови и плоти. Как написал знаменитый земляк Кюна: «Люди — братья меж собой». Другой его великий соплеменник написал на эту «Оду» последнюю часть своей симфонии…
Исторические повести, представленные в сборнике, написаны в разные десятилетия и сильно разнятся по стилю и манере изложения. Начатая в 1990-е гг. и законченная в 2009-м повесть «В местах не столь отдалённых» отличается более публицистической фактурой текста. Тут мало поэтических тропов, вроде того, что присутствует в начале первой повести: «судьбы людей рассёк ноябрь — тусклый и многообещающий». Нетрудно понять, что исходным материалом для произведения явилась статья «Адольф Иоффе», также помещённая в сборник, о чём Т.К. Никольская пишет в предисловии к книге. Но всё же действие повести сильно романтизировано по сравнению с имевшей место реальностью жизни. Исторические несоответствия, которые отличают Адольфа Голлера от его настоящего тёзки, призваны, на наш взгляд, показать «правду искусства», а не «правду жизни». «В местах не столь отдалённых» отличается от первого произведения не только тем, что основное действие происходит в российской глубинке, а не в предвоенной Германии, но и тем, что главным героем является не конкретное историческое лицо, а вымышленный персонаж, который, правда, имел своего прототипа. Главный герой — синкретический образ. Автор предлагает нам задаться вопросом о роли личности в истории. Если бы при этом использовались инициалы реального исторического лица, то повесть можно было бы назвать квазиисторической. Но Никольская применяет другой литературный приём. Чтобы пробудить читательский интерес, не будем пересказывать сюжет, но отметим, что неважно, каким именно образом наступила фатальная развязка в финале. Мы советуем прочитать книгу Татьяны Никольской ещё и затем, чтобы люди поняли: Богу не важен наш социальный статус или духовный возраст, ему важно только наше сердце, открытое для Него и других людей.

Алексей Марковский, член ЛИТО «Молодой Петербург» при Союзе писателей России.

nikolskaya

Никольская Татьяна Кирилловна

Заведующая кафедрой Истории Церкви

Ученая степень - Кандидат исторических наук (PhD)